Бонус: эхо: +1 энергии

Kingpin
 

Kingpin Kingpin

бонус: эхо: +1 энергии
Все карты Legend: 3 Uniq: 7 Rare: 19 Common: 24

Лонли

Kingpin
тип карты: Rare (60фунты)

Лонли

Сила: 8 / Урон: 3

Способность: крах: -2 эн
Способность: Если карта с этой способностью проигрывает раунд, противник теряет 2 ед. энергии.

Бонус: эхо: +1 эн
Бонус: Игрок получает 1 ед. энергии и в случае победы, и в случае поражения.

Дополнительные обложки карты


История карты

Многие говорят, что чем больше мегаполис, тем сложнее в нём кого-то найти и проще остаться в одиночестве. Многие, очень многие жители Города замкнулись в себе, по своему желанию или же против воли. Бешеный темп жизни отделил их от огромной толпы, в которой они постоянно находятся. А кто-то, понимая, что у толпы для него ничего нет, абсолютировал своё одиночество, уединяясь в собственной каморке или виртуальной Сети.

В конце концов, одиночество стало неосознанным кумиром и культом для огромного количества человек.

Потому из пустоты одиноких сердец и родился Лонли, Новый Бог городского одиночества. У других Новых Богов Лонли всегда вызывает отвращение – как, пожалуй, и у практически любого существа во Вселенной. Когда ты встречаешь лицом к лицу собственный страх быть осмеянным, отвергнутым, то ощущаешь себя абсолютно ничтожным существом… И тогда совершенно особенный страх предстает перед тобой в воистину апокалипсической форме.

Его и ещё нескольких отталкивающих по своей сути Новых Богов их же сородичи прозвали Тёмными, превратив в касту отщепенцев внутри крохотного сообщества Богов Города. А когда, наконец, пропал Главный запрет, установленный советом Новых Богов, и было решено открыть свои лица и свою суть человечеству, Лонли, будто бы подстёгиваемый противоречием с собственной природой воплощённого затворничества, ринулся на поиски новой компании для себя. И он её нашёл – правда, в сообществе самых отвратительных негодяев Города.

Лонли боятся даже многие из злодеев, «приютивших» его. Правда они ни за что не признаются в этом даже самим себе. Ведь кто может быть более одиноким, чем злая душа, противопоставившая себя всему миру и ни во что не ставящая даже собственных товарищей?