Конкурсы Лиги Героев

1 2 3 4 5 к разделу

Прозаические блуждания - Зачем мы здесь (30.10.2009)

категория: Прозаический конкурс

автор: , 2011-01-21 (правка: 2011-01-21) (комментарии)

Корвис

      ...проливалась кровь, и камни жадно, как мягкая ветошь, впитывали ее в себя. Не в первый раз древний храм видел пролитую кровь. Но как же давно, давно, давно!...
      Когда-то забытые боги были привычны к обильной пище. Но династия слабела, империя распадалась, храмы забрасывались – и вот уже мелкие, рассеянные племена чтили их, Старших, наравне с божками овечьего навоза! А после Великой Засухи, от которой ослабевшие боги не сумели защитить землю, вымерли и последние их почитатели. Из Старших богов они стали забытыми, никому не нужными богами. Старинным злом, таившимся в одиноко разбросанных по пустыне храмах. Только лишь рискни пролить в таких хоть каплю крови, обронить хоть слово ненависти!..
      А кровь капала и капала, теплая, свежая, пузырящаяся кровь, с клинков, с доспехов, со слабеющих пальцев. Крики ярости, крики боли, отчаянная надежда и столь же отчаянный страх, страх за любимых, страх за общее дело, страх перед повелителем, страх за свою жизнь. Безумным калейдоскопом метались звуки и чувства под высокими потолками, ничего не означая для бьющихся сторон - но Азара, с детства приученная к служению, видела, как загорались глаза растрескавшихся статуй, и как гулко резонировали с кровью камни пола, и как начинало сгущаться что-то страшное, мрачное, опасное...

      И Азаре было все равно.
      За ее спиной враги пытались к ней пробиться, и друзья защищали ее жизнь. Вот упал на колонну и выронил клинок весельчак Имир, и тянется окровавленной рукой к кинжалу – лишь бы успеть метнуть, успеть отомстить за собственную угасающую жизнь... И умирали друзья, и умирали враги, и жуткая жизнь вселялась в каменные изваяния угрозой всему порядку мироздания.
      Азаре было все равно.
      Она могла спасти и защитить; прочитать оберег, заговорить рану, отвернуть стрелу, остановить вражеское сердце. Она могла закричать, потребовать, чтобы все остановились – неужели они не видят, что отсюда надо бежать, что они все обречены?! Она могла им показать, они бы поняли, и, влекомые первобытным ужасом, без понуканий, вскочили бы на лошадей и поскакали бы по Итретскому тракту как можно дальше от этого места. Она могла остановить и предостеречь...
      Но Азаре было все равно.
      Все ее внимание поглотила голубая арка.

      Прекрасная, легкая, изящная. Того нежного цвета, которого бывает иней на стекле солнечным утром. Арка была выполнена с неподражаемым искусством в виде взлетающих голубей, и каждая птица казалась живой, даже изъяны времени – отвалившиеся крылья, хвосты или головы – не могли перебить очарования, которое сумел передать своему творению безвестный скульптор.
      И даже красота столь тонкой работы Азару сейчас не трогала. Ее не волновало и то, что арка начала разрушаться – ведь главное не сама арка, то, что внутри нее. Арка – лишь драгоценная рамка портала в то заветное место, к которому Азара сердцем и душой стремилась с раннего детства, и ради которого несколько лет назад она бросила племя, предала все, что знала, и ушла с чужестранцами. Ради которого она перетерпела столько невзгод и лишений, ради которого сейчас – прямо сейчас! – гибнут люди, любящие ее.
      Все ради того, чтобы она могла пройти в эту арку.
      Потому, что за нею – он. Город...
      Азара набрала полную грудь воздуха и шагнула вперед.



***

      «Если бы море умело смеяться
      Утренним лучиком - как звуком, робко и смело,
      Пронзая туман насквозь - и туман улыбнется в ответ...»


      Из недр сознания всплыла старая песня, которую в племени пели детям и мертвым. Да, точно. Детям. Они сидели у костра, он был такой яркий, веселый и теплый. На ней была новая рубашка, которую мама вышила узорами ее имени, и Икан ужасно ей завидовала. Такие рубашки шьют только взрослым, но Азара даже в детстве считалась маленькой взрослой – ведь она рождена, чтобы служить морю.

      Икан...
      Мертвым...
      «Икан!!»


      «...Если бы море умело плакать,
      Ронять жемчужинки пенных слез -

Они бы кружились по дну среди ласкающих пальцев водорослей,
      И море было бы живым...»


      Тогда по ее щекам слезы текли ручьем, она рыдала и не могла успокоиться. Она оплакивала лучшую подругу, сироту-Икан, которую больше все равно некому было оплакать. Азара еще не окончила обучение, ей было всего тринадцать лет, но она сама провела все обряды, обмыла тело и одела Икан в лучшие одежды. А затем Икан, привязав к ее ногам тяжелый камень, сбросили с обрыва в море – таков был похоронный обряд у ее племени.
      Тогда – впервые за очень долгое время – ее не одергивали, что плакать служащей морю недостойно. И именно тогда она впервые почувствовала себя взрослой и одинокой...

      Азара не выдержала, упала на холодные голубые камни и расплакалась. Она плакала о своем суровом детстве, о своей лучшей подруге, о своей любви, о своем уходе из племени, о своей глупости, о своем безрассудстве, о людях, которые далеко-далеко, в сердце чужой пустыни, сражались за нее, обо всем, что погибало и погибло, положенное на алтарь ее достигнутой цели.

      Вокруг нее возвышался полуразрушенный город из голубого и белого камня.

      «...Если бы море умело помнить,
      Как губка памяти старых камней
      Тех развалин, что погребены под его тушей...
      Они зовут и просятся наружу, просят дышать,

      Но грудь сдавлена песком
      И голос теряется в бездумных рыбьих глазах...»



      Сотни лет назад был разрушен этот город. Сотни лет он был погребен на дне сумрачного моря ти-Мираи, пусть и защищенный чарами от захлестнувших горную долину вод. Не ночное небо ласково обнимало бело-голубые здания – многие мили воды давили на купол, силясь раздавить его и окончательно уничтожить место, бывшее некогда столь великим и прекрасным.
      Азара встала, огляделась. Тусклый, белесый свет, исходящий от немногих уцелевших светильников, придавал городу призрачные очертания. Без присмотра хозяев здания потускнели и обветшали, но все еще сохранили свою воздушную, легкую архитектуру. Некоторые стены были украшены резьбой и барельефами. Девушка присмотрелась: да, так и есть... Это они.
      Вот три крылатых воина взмывают ввысь, и солнце играет на узких клинках их поднятых мечей. А вот – детский хоровод, малышня выглядит совсем-совсем обычной, жмурится и смеется – вот только за спиной у каждого пара крыльев. Вот крылатая девушка сидит на у реки, на фоне тростника, и ей на колени положил голову юноша, разметавший крылья по траве; у обоих счастливые и влюбленные лица.

      «Лица существ, которые давно погибли!», - вздрогнула Азара.
      Этот город – склеп, усыпальница, никто из их народа не выжил. Зачем племя Азары поселилось у этого проклятого моря? Зачем она явилась в этот мертвый город? Зачем она здесь?...

      «...Если бы море умело видеть,
      Чьи ступни оно только что лизнуло
      Мокрым, холодным языком -
      Оно увидело бы меня,

      Ничего не ждущую, потерянную, пустую...»


      Азара развернулась и побежала, сама не понимая, куда и зачем бежит. Мимо нее проносились прекрасные улицы из голубого и белого камня, и вполне сохранившиеся, и почти разрушенные. Она бежала, и слезы текли по ее разгоряченным щекам. Всю жизнь она мечтала о мертвецах, ей снились мертвецы, и любила она мертвеца. Они же все давно мертвы! Они не могли выжить в этом пустом, заброшенном месте! Наверное, Ринтэ когда-то это тоже поняла, и не сумела с этим справиться – иначе отчего бы ей, живой, прыгать с погребального утеса в эту холодную, мокрую тушу? Они все давно мертвы!
      Как она могла надеяться, что, попав сюда, увидит голубое небо, сверкающий город и прекрасные крылатые создания, летающие между тонкими башнями? Как она смела мечтать, что он сам выйдет ей навстречу, и протянет ей руку – здравствуй, я так тебя ждал?..
      Азара остановилась, чтобы перевести дух и огляделась вокруг.
      Нет, этого не может быть! Они все мертвы.



***

      «Неправда!», - звонко выкрикнул голос внутри нее. Тот самый голос, который толкнул ее на это безрассудное путешествие.
      «Правда. Посмотри сам.»
      «Неправда! Ты, служащая, неужели ты этого не чувствуешь?»
      «Не чувствую что?», - слегка опешила Азара. Она решила, что, наверное, сходит с ума. В ее ситуации это было бы только избавлением. Но вдруг она действительно... почувствовала. Там, вниз по улице, даже не слишком далеко... Всплеск силы?.. Крик!

      Азара постаралась вспомнить все, чему ее учили, и открылась чужому зову. Да, так и есть, беззвучный крик, отчаянная мольба о помощи, агония умирающего, которого еще можно спасти. Она осторожно пошла вперед, боясь ошибиться, но зов усиливался. Азара не выдержала и сорвалась на бег.

      «..помоги ... тут заперты ... время! ... Помоги нам!! ...»


      Наконец достигнув конца улицы, девушка пересекла огромную площадь с хрустальным фонтаном, который тоже когда-то видела во сне – о, как это было завораживающе, звонкие переливчатые радуги, и весь город – драгоценная оправа из голубого камня, и все небо – великолепная бархатная подушка для этого сокровища...

      «...время!...»


      Да, не сейчас, у нее нет времени это вспоминать. Быстро миновав великолепную хрустальную лестницу с перилами из голубого камня, она на мгновение замерла перед дворцовыми воротами.

      «...руку... Айе! ... послушаются... скорей!...»

      И вправду, не было смысла мудрено закрывать ворота – наоборот, надо было сделать вход как можно более доступным. Азара вскинула руку и хрипловато выкрикнула:
«Айе!». Она почувствовала, как спадают мощные, невероятно мощные заклятия – да от чего же их накладывали?! Створки белых каменных ворот в голубой арке задрожали и медленно, словно нехотя, стали раздвигаться в стороны. Не дожидаясь, пока они откроются полностью, едва лишь наметилась щель, достаточная для того, чтобы в нее пролезть, Азара юркнула в нее и помчалась туда, куда влек ее беззвучный голос.
      Внутри дворец был освещен куда хуже, чем снаружи, но это не имело значения. Перед ее глазами услужливо разворачивались схемы, а когда появлялись препятствия в виде разрушенных лестниц или запертых дверей – голос всякий раз подсказывал, как их миновать.

      Наконец Азара очутилась в огромном зале. Он был очень ярко освещен – казалось, светильников в нем больше, чем на всех улицах города, вместе взятых. В зале стояли десятки и десятки... гробов? Нет, не может быть!
      В некоторых из них ощущалось слабое присутствие, словно те, кто в них находится, в глубоком обмороке или спят. В некоторых из них вообще ничего не ощущалось. И лишь один из них, в дальнем конце зала, излучал боль, страх, отчаяние, нетерпение и надежду. В Азаре уже не осталось ничего своего, она была полностью во власти манившего ее зова, и она помчалась прямо к нему. Равнодушные лица смотрели сквозь хрустальные крышки прямо в потолок, ничего не замечая так же, как они не замечали века до этого. Наконец Азара достигла цели. Под хрустальной крышкой лежал до боли знакомый юноша в белых одеждах.


      «Выпусти меня!»
      «Но... Как?»
      «Ты же Знающая! Неужели ты не видишь? Выпусти меня, молю!»

      «Я... Я вправду не вижу. Я не знаю. Я... Я...»
      «Не видишь потому, что не смотришь! Посмотри, Знающая, и открой мою темницу. Я не хочу умирать, я слишком долго этого ждал, выпусти меня, Знающая, почему ты не хочешь выпустить меня? Выпусти меня!!»
      Азара растерялась и испугалась. Никакая она не Знающая. Она всего лишь служила морю, но обрывков ее шаманских знаний здесь недостаточно. Он, наверное, ее с кем-то путает. Но надо же как-то ему помочь. Как же, как?!
      Зов продолжал в исступлении звать о помощи.
      Что он говорил? Не видишь потому, что не смотришь. Надо посмотреть? Но как?
      И вдруг что-то внутри нее словно щелкнуло. То чувство, которое влекло ее сюда, то чувство, которое убеждало ее, что не все потеряно – неожиданно оно полностью раскрылось в ее сердце, и она

увидела... А, увидев, открыла.
      И без чувств упала на голубой каменный пол.


***

      Первой мыслью было - небо. Синее-синее. Полуденное. Солнца не видно, солнце спряталось за облаками. Азара моргнула. Что случилось? Что с ней? Где она?

      «Кажется, проснулась», - послышался тихий женский голос.
      Азара моргнула еще раз, и попробовала сфокусировать взгляд. То, что выглядело как небо, оказалось потолком из голубого камня.
      Голубого камня?!
      Девушка крепко зажмурилась.
      «Не переживай, с тобой все хорошо. Ты в Небесном городе.», - послышался тот же голос. Открыв глаза и повернув голову, Азара не поверила своим глазам: перед ней стояла женщина в простом белом платье, а у нее за спиной были сложены серо-голубые крылья.
      «Вы... Вы настоящая?»

      «Не менее настоящая, чем ты.» - засмеялась женщина. – «Как ты себя чувствуешь?»
      «Кажется, нормально...»
      «Ты нас очень испугала: ты не приходила в сознание почти луну. Мы уже и не надеялись, что ты сможешь вновь собрать себя.»
      «Собрать себя?..», - озадаченно спросила Азара, но тут же вспомнила. Бурный поток уносил ее далеко-далеко, и она таяла, расплывалась на множество ручейков, и никак не могла снова слиться. Неужели это было на самом деле?.. Наверное, вопрос отразился на ее лице.
      «Ты внезапно открыла для себя Знание, это непросто без посвящения и многолетнего обучения. Разумеется, ты не смогла сразу справиться с той мощью, которая хлынула в твое сознание. Но в конце концов ты все же вышла победительницей, снова.»
      «Снова?..»

      «Снова.»
      «А что случилось до того, как я... Потеряла себя?»
      Целительница серьезно посмотрела на Азару, и прижала руки к сердцу в церемониальном поклоне:
      «Ты спасла наш народ. И мы тебе очень благодарны».
      «Я ничего не понимаю... Вы были в этих каменных ящиках. Как вы туда попали? Что случилось? Что я сумела сделать?»
      «Не сейчас, это очень длинная история, а тебе нужно отдыхать.»

      «Легко сказать...» - помотала головой Азара.
      «Да, пожалуй, ты права. Если коротко, то наш народ был на грани исчезновения. Мы воевали с другой расой, и она нас вытесняла. Были уничтожены все наши города, кроме столицы, Небесного. И наши мудрейшие придумали план, который должен был растянуться на тысячелетия... Они сумели сделать нашу долину дном огромного озера, сквозь толщу воды которого не проникали никакие чары и ухищрения наших врагов. Но это заклятие высосало всех, без остатка, кто был в городе, все погибли. Выжили только лучшие из лучших, которых разместили в зачарованных саркофагах во дворце; сам же дворец был запечатан ограждающей сферой – вторая линия защиты.
      Уснувшие не смогли бы пробудиться сами. Поэтому одна из наших девушек сумела спрятаться и выжить среди диких, первобытных тогда еще, людей. Она привела ваше племя на берег озера, и от нее же пошел твой род – род Знающих вашего племени. Тайна о нас, спящих, и о том, как нас пробудить, должна была передаваться из поколения в поколение до тех пор, пока не минует опасность... Но она затерялась во времени. Лишь тайное знание было заложено в вашей крови, но вы не могли пробудить его сами.
      Ты, наверное, была лучшей из своей семьи за последние поколения. Ты сумела найти нас, и пробудить. А мы сумели вернуть городу голубое небо и яркий солнечный свет.
      Враги наши замахнулись на слишком большой для них кусок – и уже несколько сотен лет как стерты с лица земли удивительно повзрослевшей расой людей. Мы возрождаемся, и для нас начинается новая жизнь. Начнется она и для тебя. Ты теперь свободна от своего предназначения, и можешь выбрать любой путь, какой пожелаешь – хоть с нами, хоть с людьми...
      Но тебе нужно отдыхать. И ты должна быть ужасно голодна. Подожди немного, я схожу и принесу твой обед.»

      «Погоди, разве...»
      «Я же сказала, что история на самом деле очень длинна. После обеда с тобой обязательно захочет увидеться Старший Князь – именно его ты выпустила первым. Он тебе все расскажет. И, да, твои друзья тоже в порядке, и размещены неподалеку – и тоже очень захотят тебя видеть.»


      Целительница улыбнулась, вышла и аккуратно прикрыла дверь.
      «Начинается новая жизнь. Начнется она и для тебя...»
      «Свободна...»

      «Любой путь, какой пожелаешь...»

      Азара вдруг поняла, что она действительно ужасно голодна. А еще – что она с нетерпением ждет встречи со Старшим Князем из своего сна.
      И что ее жизнь только начинается...
­Freja

Я закрыл браузер и ушел из игры навсегда.

День первый.
- Как думаешь, почему он не заходит? – грустно вопрошал в темноту Рыцарь Короля.
- Наверное, уехал куда-то на денек, – предположил Хаосный Дракон, расправляя крылья и вращая шеей.
- Он каждый день заходил… – добавила Дама Илдиора.
- Ладно, подождем немного, – приободрил всех Рыцарь. – Наверное, завтра же спохватится и зайдет! Завтра же турнир вроде…

День третий.
- Мы не пошли на турнир, – обреченно промолвил Крысоящер.
Каждый из последователей то и дело вздыхал, никогда еще им не было так грустно. Герой, настоящий Герой Лиги не мог их вот так оставить. Сколько боев было выиграно его доблестной армией, сколько споров решалось благодаря его бравым напарникам! И чтобы вот так – взять и оставить игру? Им не верилось в это, просто не верилось.
- Давайте найдем, как здесь включить свет! – предложил самый юркий из Оруженосцев.
- Хорошая идея! – откликнулась Дама. – Я как раз хотела предложить порыться в инвентаре. Пойдем со мной!
Через какое-то время в темноте возник слабый луч света – в рюкзаке в Героя обнаружился факел. Оруженосец приладил его на стене, и стало видно, как последователи дружно разместились на привычном каменном фоне. Многие сидели в задумчивых и ожидающих позах, кто-то посапывал на плече у собрата.
Оруженосец продолжал шарить в рюкзаке Героя, – достал кирку, улыбнулся, положил ее обратно, затем вытянул несколько Сыроежек и понюхал.
- Сгодится! – радостно выкрикнул он, так, что дремающие юниты мигом пробудились.

День седьмой.
Все те же каменные стены, вместо факела на стене – Негасимый свет. Повсюду валяются ножки от грибов, корешки собирательских ресурсов и черенки фруктов. Дамы накинули шкурки бобров и что-то оживленно обсуждают. Рыцари сплотились вокруг Фурии, рассказывающей веселые истории из боевой жизни. Драконы разминают шеи и крылья.
- Эх, господа, в бой то как охота… – молвил Рыцарь.
- Да уж, засиделись мы здесь, – Дама Илдиора старательно подводила углем веки.
- Давайте организуем две команды и подеремся! - предложила Фурия, посверкивая своими обворожительными салатовыми глазами.
Это мероприятие несколько оживило мрачную атмосферу, но ненадолго.

День двадцатый.
Юркий Оруженосец спрыгнул с каменного выступа и поправил латы:
- Может, он нам какое-нибудь письмо оставлял? Ну, или записку…
- Можно посмотреть в «инфе», пожалуй… – неуверенно молвил Крестьянин.
Неожиданно для всех оживился Хаосный Дракон. Изящно взмахивая огромными крыльями, насколько это позволяло замкнутое пространство, он проследовал к отверстию возле узкой ниши. Скорее всего, только он один из всех присутствующих мог дотянуться до этого маленького окна, позволяющего увидеть хоть краешек информации о персонаже. Дракон повертел головой, затем взмахнул крыльями и резко дернулся назад.
- Ребята, плохи наши дела.
Последователи встрепенулись, в каменных стенах звонким эхом отдалось «Как? Ну что там?».
- Он написал «Всем спасибо за игру.»
Уныние воцарило на лицах юнитов. Дамы тихонько заплакали, Драконы безучастно опустили крылья, предвидя, что больше их не ожидает уже никаких битв. Все знали, что означает, когда пишут такую фразу. Это означало, что Герою больше нет дела до своих верных последователей, больше незачем сражаться в кровопролитных боях и нет смысла добывать ресурсы. Все знали это, исчезал блеск в глазах воинов, последняя надежда покидала серые стены, и только Негасимый свет зачем-то продолжал освещать темное царство покинутых последователей. Нет ничего ужаснее гибели в заточении, никто не придет на помощь. Добровольный уход Героя совсем не означает добровольный уход его армии с поля битвы. Каждый из них отлично понимал это, но осознавал свою безучастность. Ждать Героя? Зачем? «Всем спасибо за игру.».

Юркий Оруженосец посмотрел по сторонам и вытянул из рюкзака Героя кирку.
Взмах руки дал трещину на стене и новую надежду. «Если кто-то и забывает о своем предназначении, то только не мы…» - пронеслось в его голове. Как знать, может в этот момент Герой тоже вспомнил о своих незавершенных делах и квестах, и открыл окошко браузера, чтобы набрать заветный адрес?..
­

1 2 3 4 5 к разделу